Муж бьет, а духовник сообщает: «Терпи и смиряйся». Поп Максим Первозванский — о том, где взять мочи на войну

0 1

- Advertisement -

 

Как отыскать точку опоры в ситуации домашнего силы

Оксана Головко, Протоиерей Максим Первозванский

14 июля, 2020

«В двадцать пять лет она выглядит на сорок. Утеряла половину волос. А муж и его родители два года их совместной жития именовали ее так, что “тварь” или “дура” — самое мягкое слово. И методы “воспитания” супруга, воспринятые от родителей — “бей и насилуй”, “видеться и знаться ни с кем не смей”, “пожалуешься кому-либо — уложу”. И еще ужаснее, что все это при поддержке духовника», — написал протоиерей Максим Первозванский о своей ученице, какая очутилась в ситуации домашнего силы после замужества.

Священнослужитель и созидатель Кризисного середины поддержки молодой семейству рассказал «Правмиру» о том, что мастерить, если муж возвысил на супруга длань, а духовник сообщает: «Терпи и смиряйся», где разыскивать поддержку и как уберечь от семейного силы своих детей. 

— Папа Максим, в фейсбуке вы повествовали, что в деструктивные семейные взаимоотношения угодила ваша ученица. Как это случилось?

— Она приехала в Москву из Петербурга. Родители, какие могли бы поддержать, остались там. А после завязались звоночки, непрерывное манипулирование эмоцией вины со сторонки супруга, его родителей. 

Завязалось с того, что ее родителей даже на свадьбу не пригласили. Всегда подчеркивалось, что она взошла в профессорскую семейство с корнями, должна гордиться, что ее удостоили подобный чести. А дальней исподволь хуже, топорнее. Когда затяжелела, муж сделался унижать еще вяще, обзывать. Показались запрещения — с подружками не встречаться, никому ничего не повествовать. После отправь побои — все шло по нарастающей. 

Она даже сама себе разъяснить не может, как это вообще все случилось: до замужества за ней бегали юноши, она никогда не позволяла хамства в собственный адрес… В итоге я гляжу на молодую даму за двадцать, какая за два года сделалась глядеть, как сорокалетняя, у нее половина волос вывалилась на башке.

Это весьма значительно — не терять социальные связи, не оказываться отвлечённой от людей, самой по себе. Неплохо, что она отыскала в себе мочи и пришагала ко мне.

— Да, иной поп мог произнести: «Терпи и смиряйся»…

— Собственно так сообщал их всеобщий с супругом духовник. Вообще оценить деструктивную ситуацию здраво как раз помешивает то, что ее пытаются обосновать с православной точки зрения: «Ты что, потерпеть не можешь? Ты должна слушаться супруга и своим терпением спасешься, да еще супруга спасешь».

Уже 20 лет я повторяю и повторяю, что муж не имеет права заставлять супруга слушаться, нет у него подобный воли.

А еще у меня кушать критерий, по какому можно проанализировать, что выходит: кушать ли в выходящем почтение к иному человеку и (или) самоуважение? Если чего-то нет, значит, это неверное поведение.

Одинешенек из зачислений, какие нередко используют те, кто строит деструктивные взаимоотношения — качели. Тебя ныне поругали, а завтра, навыворот, обступили влюбленностью и попечением. И человек в этой ситуации теряет какую-то внутреннюю уверенность, ему не на что опереться внутри себя. Он не соображает, его обожают или нет, потому что ныне его побили, а завтра — носят на дланях.

Муж бьет, а духовник говорит: «Терпи и смиряйся». Священник Максим Первозванский — о том, где взять силы на борьбу

«А как еще воспитывать супруга?» Вначале она таила синяки, затем — не вынесла

Подетальнее

Подобный циничный зачисление я видал еще в советское пора — человек ныне подносит девице цветы, влюбленно на нее глядит, она, хоть ранее и не обращала на него внимания, немножко растаяла, ей симпатично. А завтра он отчего-то морозен и даже в ее сторонку не глядит, прошел мимо, не поздоровался. Ей до него еще вчера дела не было, а тут она основы волноваться, что выходит. Сквозь день он опять за ней бегает. После раз — на две недели его нет.

Так же и в семейной существования может быть: оттолкнули — подвели, оттолкнули — подвели, а амплитуда увеличивается, как того, так и иного. В итоге возникает положительная психологическая подневольность, подневольные взаимоотношения. Когда муж бьет, а супруга не заявляет на него в полицию или не пытается защищаться. Она рыдает, плачется, но к каким-то положительным поступкам оказывается не готова.

Самоуважение — это не гордыня

— Как воспитывать детей, чтобы они не позволили втянуть себя в подневольные взаимоотношения? На что обратить внимание?

— На самоуважение. Но когда я сообщаю о самоуважении, подавляющее большинство православных людей не соображает, о чем выговор. «Самоуважение — это что, гордыня? А как же смиряться?» — разом спрашивают меня. 

Но по-настоящему самоуважение — это почтение в себе манеры Божьего, как почтение иного — почтение манеры Божьего в товарищем.

Человек должен непременно себя почитать, опираясь на слова Избавителя: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 12:31). 

Влюбленность к себе — это как раз самоуважение, а не амбиция. Если ты себя почитаешь, то ты не можешь позволить иному поступать с тобой так, оскверняя в тебе манер Божий.

— А как человеку выйти из деструктивных касательств, если он уже увяз в них?

— Прежде итого необходимо постичь: со мной выходит что-то не то. Тем немало, если последствия проявляются уже на физиологическом степени, условно сообщая, выпадают волосы, трясутся длани, уходит вес. Лучше, разумеется, приметить это как можно ранее. И разом адресоваться за поддержкой — к психологу, к попу, какой не произнесёт: «Если бьет, смиряйся и терпи», к родителям. Основное, разыскивать защиту и поддержку.

 

Муж бьет, а духовник говорит: «Терпи и смиряйся». Священник Максим Первозванский — о том, где взять силы на борьбу

Сила в семейству обыкновенно начинается с мелочей: повысил голос, замахнулся, толкнул

Подетальнее

Но в идеале — все-таки слышать звоночки ранее и не позволять себя втягивать в деструктивные взаимоотношения, причем реагировать верно. Что это значит? Вот образец: приходит муж с утра нетрезвый, пахнущий посторонними духами, со отпечатками помады на воротнике. Если супруга начнет колотить посуду, царапать супругу лик, то в итоге муж-манипулятор после может сразиться уже на ее эмоции вины. Если же она не полезет в свалку, а попросту негромко соберется и уйдет из дома, и произнесёт: «Извини, дорогостоящий, я с тобой вяще существовать не буду», — ему и придраться будет не к чему. И у нее не будет эмоции вины. 

Если это 15-летние взаимоотношения, в каких все растоптано, и вообще не на что человеку в себе опереться, то может поддержать лишь долголетняя реабилитация. 

Из касательств длиной в два, три года, даже пять лет, можно выйти, осознав, что выходит, и сохранить себя. Но это вероятно, когда тебе кушать на что опереться: товарищи, родители, поп, психолог, труд, социальные связи. Вообще, когда кушать понимание, где можно разыскивать защиты.

Пуще итого деструктивное захватническое поведение возникает в ситуации, когда жертве не на что опереться. Я ведал жуткие случаи, где муж все выстраивал так, чтобы у супруга не было ни специальности, ни труды, ни образования, а вся собственность была оформлена на него. И в итоге к моменту, когда он завел себе возлюбленную, сквозь 20 лет семейной жития, у его супруга не было ничего, она оказывалась в целой подневольности от него — физической, юридической. 

То кушать как раз по лекалу традиционного общества, неважно, в какой краю, какое там было исповедание, дама слушалась супруга потому, что она была бесправна, у нее не было образования, социальных связей, юридических прав. Она вообще не могла быть раздельно сама по себе — непременно либо чья-то дочь, либо чья-то супруга. Традиционное общество строило эти вящие патриархальные многопоколенческие семейства, потому что по-другому было не выжить в тех условиях.

— Представлялось бы, христианство надлежит менять нас, а в православных семействах ситуация силы — не раритет, отчего?

— Наша вера, православие, — это вечно вопреки. Это усилие. А не то, что само собой возникает от того, что мы святилищ понастроили и сейчас по-другому все будем существовать. Ничего подобного, к сожалению.

Муж бьет, а духовник говорит: «Терпи и смиряйся». Священник Максим Первозванский — о том, где взять силы на борьбу

Послание бывшей матушки: «Я постигла, что пора уходить, по-иному случится ужасное»

Подетальнее

Немало того, изменения социальных касательств и физической базы положительным манером сказываются и на понимании позы верующими людьми. Лет 50 назад, когда молодая супруга приходила к духовнику и сообщала, что свекровь мешается в дела молодой семейства, не пускает стряпать на кухне, пуще итого духовник бы отозвался: «Слушайся свекровь. Она — большуха, она — хозяйка, потому определяет правила».

А что бы произнёс духовник 10 лет назад или ныне? Он бы произнёс: «Вам надо существовать раздельно». Вяще того, я ведаю, что даже 20 лет назад мой духовник, архимандрит, а впоследствии архиепископ Алексий (Фролов) вообще не дал бы благословение на супружество молодым, если у них не было где существовать раздельно от старшего поколения. Ситуация радикально меняется. 

Да, по-другому было не выжить в традиционном обществе, кроме как в большенный многопоколенческой семейству, но это не имеет взаимоотношения к православию. Буддисты существовали так же, магометане, но это на нрав касательств принципиально не воздействовало.

Она удалилась из дома с тремя детьми, а с супруга сбросили сан

Вы сообщаете, что сталкивались с семейным силой и в священнических семействах. Но в этой ситуации супругу случается еще тяжче, у нее еще вяще шансов услышать «терпи и смиряйся».

— Проблема в том, что когда выговор идет о попах, то нынешнее православное духовничество даже на степени духовников епархий нередко не ведает, что с этой ситуацией мастерить, кроме как произнести: «Терпи, дама, и смиряйся». Потому что жутко страшатся священнического развода, а как выправить ситуацию, пока она еще не сделалась критической, не ведают. 

Потому я нахожу, что в любой епархии должен быть не лишь духовник, но и семейный кризисный психолог для духовенства. Я ведаю ситуации, какие с поддержкой грамотного подхода получалось изменить к лучшему.

Муж бьет, а духовник говорит: «Терпи и смиряйся». Священник Максим Первозванский — о том, где взять силы на борьбу

«Я собственно посылал епископу фото истертых дам» – попы о том, что невозможно прикрывать верой

Подетальнее

Но порой ничего сделать невозможно. Так, так, семейство одной матушки из далекой епархии начиналась ликующе, они с супругом вдохновенно вели просветительскую труд. После он сделался поднимать на нее длань. Мешалось епархиальное начальство, не сообщало ей: «Терпи и смиряйся». На кое-какое пора супруга даже воспрещали в служении, что он тоже использовал после как предлог для манипуляции: «Меня же наказали, я уже пострадал, загладил». В итоге она с тремя детьми удалилась, а с супруга сбросили сан.

— Вот мы сообщаем, что жертва не должна слышать лозунги «смиряйся, уступай», желая, представлялось бы, это же для христианина нормальные понятия. Когда их резон начинает искажаться?

— Идеальная ситуация, когда оба супруга — обожают, оба уступают, смиряются. Но когда смиряется лишь одинешенек, а другой ведет себя по-иному…

Когда я семинаристам в Сретенской семинарии декламирую лекции по семейной жития, вечно сообщаю: про то, как существовать, когда все неплохо, вы и без меня прочтете. А мы сообщаем про ситуации, когда тяжело. Так, если супруга скопилась от вас уходить: «Ты немного денежек получаешь, шубы у меня нет. Удалюсь я». Или что мастерить даме, какую муж обожает весьма оригинально, буквальнее — не обожает. 

Уместно, выход из ситуации уже в том, что дама осознает: ее муж, манипулирующий, поднимающий длань, ее не обожает. На эту тему кушать весьма немало светских плакатов. Вроде таких: «Бьет — значит обожает… колотить, а не обожает тебя». Это первая значительная задача — внутренне осознать, что сила является подтверждением нелюбви.

Ключ

 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семнадцать + шесть =